Вознесенье-Парсуково-Колосово-Алексин-Петровка-Дугна-Ферзиково — Александр Л

Блог о путешествиях

Вознесенье-Парсуково-Колосово-Алексин-Петровка-Дугна-Ферзиково

Великолепно, восхитительно, изумительно!… Какими только эпитетами я бы не описал этот насыщенный день! Столько раз уже был мной упомянут Алексин, и вот… поездка состоялась ))) Изначально маршрут планировался с использованием общественного транспорта. И с этим, могу сказать, есть серьёзные проблемы: вариантов в теории много — через Ферзиково, Вознесенье (и далее пешком), можно попробовать поймать проходящий микроавтобус Москва-Алексин,… но расписание между автобусами не согласовано (очень долго ждать), или это экспрессы, пролетающие без остановки. К счастью, и ОГРОМНАЯ благодарность этому человеку, я, в своём стремлении увидеть город и окрестности, оказался не один! Мы двинулись в путь на машине.

По хорошей дороге мимо Тарусы доезжаем до поворота на Парсуково (там стоит указатель именно на данный населённый пункт). Но первым впереди будет — Вознесенье. Да, сюда я уже приезжал однажды на автобусе. Отсюда планировал идти до Колосовского замка. Мы сделали остановку. Церковь Вознесения Господня весной:

Всего после нескольких метров ходьбы по траве, моё внимание привлекает медленно ползущий по мне кровопийца. Позже ещё один буден найден в машине. Сезон «сбора клещей» можно считать открытым, будьте осторожны. Что-же касается села, то заметные изменения коснулись руин бывшей больницы — стены, похоже, разобрали на кирпичи, площадку разровняли… Может, что и нового построят?!

Едем дальше… Разбитая грунтовка. Благо есть мост, а не просто переправа вброд ))) Обратите внимание на красные свежевыкрашенные перила! Названия забавные.

Поля, поля… Просёлочная дорога… Топать пешком пришлось бы не мало!

Первая развилка — сворачиваем направо. Эх, зря сюда повернули — это же дорога в объезд карьера! И, судя по снимкам в google, панорама на Оку открывается с той дороги Что-же я сразу не сообразил! Значит, едем мы по «правой» дороге, дорога укатана как и на всём протяжении от Вознесенья. Лес. Спуск вниз, крутой поворот налево и…

А знаете почему дорога сюда укатана? — Нам на встречу, когда мы поехали обратно к развилке, попались ещё три автомобиля! Все по привычке едут дорогой через лес и упираются в неожиданно возникшее озеро )))

Теперь по-поводу второй дороги — она, и правда, куда более живописна:

Однако, шлагбаумы наводят на мысль, что проезд через карьер закрыт и транспорт сейчас пускают только из-за затопления основной.

Огромный котлован порадовал:

Часть дороги тут даже разровнял бульдозер! Да и вообще — работа тут кипит.

Ожидаемого улучшения дороги после Парсуково не произошло. Такая-же разбитая грунтовка вплоть до Колосово, где начинается разбитый асфальт. В Колосово, кстати, и первая встреченная остановка общественного транспорта.

Вдоль дороги каменные стены хозяйственных построек, наверняка принадлежавших ещё барину (ассоциации сразу с Соборной (Красной) горой в Серпухове). Угадываем нужный поворот… — она, башня с циферблатами (N54° 32.747′, E37° 3.976′)!

Это было давно. Большая усадьба Чертковых в Колосове, скрип карет у крыльца, бравурные звуки бала. «…Лакеи в щиблетах и ливреях, с гербовыми позументами по всем швам, официанты во фраках и белых галстуках, а лестница и приемные комнаты убраны тропическими и цветущими растениями из собственных его (Черткова) оранжерей, тянувшихся одна за другой…». Дом господствует над крутым и высоким берегом Оки, а по более отлогому его склону раскинут пространный и превосходно планированный парк. Зрителю мнится, что он не в России, а перенесен на берега Рейна. Тотчас же за Окою, из-за темной чащи далеко тянущегося бора, выглядывают колокольни и кресты Алексинских церквей… Из приемных комнат второго этажа Колосовского замка (каковым можно назвать и потому, что при въезде во двор, утрамбованный, по-заграничному, речным гравием, возвышается, примыкая к строению, башня с часовым боем) устроены вместо балкона или лестницы отлогие два спуска к цветникам, и все это вместе, при бальном освещении, с открытыми из зала окнами, в теплую сентябрьскую ночь озаряющем ближние цветочные клумбы. В отдаленности, лунное отражение, игриво трепещущее над поверхностью Оки, — все это вместе придавало балу театрально-декоративный характер, изменившийся не менее эффектно, когда при лучах восходящего солнца аккорды оркестра слились с идиллическим звуком рожка: пастух выгонял в поле стадо». Хозяин Колосова, Дмитрий Александрович Чертков, камер-юнкер двора, предводитель дворянства Тарусского уезда, занимал должность попечителя калужских богоугодных заведений. Был он человеком «раздвоенным», две стороны жизни которого пребывали не в явной гармонии, а как бы втайне друг от друга. Сталкивающиеся с ним по службе отмечали ревностный формализм и педантичную исполнительность и в то же время охотно посещали замок в Колосове, где Чертков оказывался милым человеком, приятным собеседником, «образцовым мужем и отцом».

Ансамбль усадьбы был построен в первой четверти XIX века отцом Д. А. Черткова, штабс-капитаном Александром Дмитриевичем Чертковым, на совершенно пустом месте (в документах XVIII века Колосово — деревня, в которой нет владельческой усадьбы). Устроена усадьба «во всем блеске затей, вывезенных тогда под впечатлением недавней поездки Чертковых за границу». Она включает несколько обширных изолированных и замкнутых хозяйственных комплексов, расположенных по обеим сторонам центральной аллеи-проспекта. Парадная зона усадьбы состоит из главного дома, полностью перестроенного в конце XIX века, и двух фланкирующих парадный двор флигелей. По ним можно представить облик всей чертковской усадьбы. Их строгая и сдержанная архитектура, являющаяся характерным образцом русского ампира александровского времени, вносит в пейзаж черты классической упорядоченности, крупного масштаба и монументального образного строя. Прямоугольные вытянутые флигели почти лишены декора. Их простые оштукатуренные стены монументальны, а сама архитектура подчеркнуто объемна. Ритм безукоризненных по пропорциям оконных проемов развивает единую тектоническую тему стены. Лишь кованые ажурные металлические зонты над входами вносят необходимый здесь элемент «жилой» теплоты. Облик главного дома был монументализирован теми же средствами, что и флигели. «П»-образное в плане здание отличалось простыми и крупными членениями, гармонично сочетавшимися с гладью стен. Только обращенный к Оке и парку фасад имел «ротонду с колоннадой под куполом», придававшую монументальному архитектурному звучанию патетически-величавый оттенок. В конце XIX века усадьба переходит к К. Н. Пасхалову. Ушли в прошлое пышное времяпрепровождение, мечтательная грусть, страсти, противоречия, да и весь житейский уклад русской дворянской усадьбы первой половины XIX века. Гнетущая атмосфера беспросветной пустоты, скуки, сомнений в смысле жизни и деятельности, крах народнических иллюзий — таковы темные стороны российской действительности конца XIX века. В поиски путей ее преобразования включились и многие представители русской художественной культуры, которые, преодолевая буржуазную прозу в жизни и в мышлении, пытаются с помощью искусства сотворить новый мир.

В Колосове на месте старого классицистического чертковского дома появляется новое, «готическое» здание (1890-е гг.). Его внешний облик отражает уже не пассивное, рядившееся в эклектические одежды воспоминание о прошлом, а вдохновенное архитектурное мечтание о вечном царстве красоты. По сравнению с ампирными флигелями облик дома кажется особенно светлым и одухотворенным, но в то же время цельным, не разрушающим гармонию ансамбля. Главного фасада в привычном понимании здесь нет, и архитектурный замысел раскрывается только в процессе движения по интерьерам, парку и парадному двору. Целой системой пилонов и пинаклей выделен парковый фасад, к которому ведет парадная лестница с видовыми площадками, бассейном и фонтанами. Кульминацией свободной композиции здания является угловой башнеобразный объем, объединяющий живописно распределенные архитектурные массы, в число которых первоначально входила также одноэтажная пристройка зимнего сада (не сохранилась). Эта пристройка, соединявшая дом с восточным флигелем, резко усиливала динамизм общего архитектурного решения.

Интерьеры колосовского дома не менее впечатляющи, чем фасады. Особенно эффектна группа помещений, включающая мрачноватый вестибюль первого этажа, парадную лестницу и аванзал, наполненный льющимся сверху, из огромного стеклянного фонаря светом. Эта оригинальная световая композиция (освещение входных помещений) обыгрывается еще и тематически: аванзал решен в виде атриума античного дома. Чтобы впечатление было полным, проемы входов в парадные помещения украшены большими «уличными» порталами. За ними — разнообразный мир архитектурной фантазии: готическая столовая с темными панелями и кессонами потолка, сводчатая «романская» комната, классицистический зал и гостиные. Красота творит здесь свой собственный мир — мир одухотворенный и философски насыщенный, способный реализовать внутреннюю свободу человека. После1917 года усадьба была разграблена. Позднее на базе имения была организована сельскохозяйственная школа. С 1949 года эта школа была преобразована в Алексинский гидрометеорологический техникум, который располагается там до сих пор. После постройки в конце прошлого века нового учебного корпуса техникума, Колосовский замок оказался брошенным.

Главный дом сейчас, действительно, это только стены (как, в принципе, и везде). Но, если они способны восхитить, то представьте — какое впечатление на гостей усадебный «замок» производил раньше!?

В парк от главного дома вела каменная лестница, чередующаяся фонтанами. Берег высокий, но панораму на Оку сейчас закрывают кроны деревьев. Повсюду многочисленные следы отдохнувших.

Едем в город на поиски микрорайона Петровка. Все дороги разбиты. Периодически встречаются несколько метров ровного асфальта и… лежачие полицейские )))

По пути останавливаемся у «Музея истории развития завода тяжелой промышленной арматуры». Закрыто.

Половина того, что мы видим в Алексине — предприятия. Дата на плакате говорит сама за себя:

Проезжаем через переезд — Калуга и Тула соединены железнодорожной линией «Вязьма — Калуга — Алексин — Тула — Ряжск — Сызрань». Вот она — один путь, не электрофицированная. За этот день мы ещё много раз окажемся с ней поблизости, но ни одного локомотива так и не повезло увидеть.

Долго колесим по городу — ни одного указателя! Горожане с трудом, приблизительно объясняют запутанный путь. Наконец, находим Петровку (N54° 28.924′, E36° 59.837′)!

Князь Иван Петрович Тюфякин в 1763 году унаследовал от отца село Ковша и деревню Среднюю, что близ Алексина Калужской губернии (сейчас Тульская область). На высоком берегу Оки им был построен каменный дом и разбит сад. Названо имение было Петровским. Иван Петрович дослужился до действительного тайного советника, также был назначен командиром императорских московских дворцов и садов (князь Тюфякин занимался строительством Екатерининского дворца в Москве). При Павле I назначен капитаном замка Кремлевского и Слободского дворца. Его сын — Тюфякин Петр Иванович (1769-1845) — был последним представителем рода князей Тюфякиных. Был женат на Екатерине Осиповне Хорват, которая умерла от простуды двадцати пяти лет отроду. 8 апреля 1812 года был назначен вице-директором Императорских театров, а с 1819 года он директор Императорских театров. В 1821 на посту директора Императорских театров Тюфякина сменяет Аполлон Александрович Майков. Но и после отставки Тюфякин не остается в стороне от театральной деятельности.

А.И.Тургенев (Дневник, декабрь 1826 года): «Кн. Тюфякин, царедворец юного Александра, который доживает бесплодный век свой в праздности парижской». На время парижского периода Тюфякина имение Петровское было в управление князю Василию Васильевичу Долгорукову, шталмейстеру, старшему члену комитета «для решения высших театральных вопросов». Следующими владельцами Петровского были супруги Ромейко-Гурко. Леонтий Осипович Ромейко-Гурко (1783—1860) — из древнего белорусского дворянского рода. Служил в лейб-гвардии Семеновском полку. Участвовал в Отечественной войне 1812 года. За Бородино награжден орденом Святой Анны второй степени. Вышел в отставку в 1821 году в чине генерал-майора. Будучи еще подпрапорщиком, Гурко «попал» в историю. Он стоял на часах у покоев императора Павла I в ночь его убийства, о чем упоминается в воспоминаниях М.И.Муравьева-Апостола. А в связи с так называемой Семеновской историей 1820 года М.И.Муравьев-Апостол пишет: «Этот самый Гурко в начале войны 1812 г. сказал в обществе офицеров Семеновского полка: «Что до меня касается, мне решительно все равно, будет ли в России царствовать Наполеон I или Александр I». В 1860 году, после смерти Леонтия Осиповича, имение переходит к его единственному сыну, действительному статскому советнику Александру Леонтьевичу Ромейко-Гурко. С 1898 по 1903 год Александр Леонтьевич был управляющим Калужской губернской контрольной палатой и действительным членом губернского статистического комитета. В 1908 году имение Петровское вместе с двумястами десятинами земли у разорившегося Гурко покупает В.В.Бер. Владимир Владимирович Бер родился в 1872 году в Нижегородской губернии. Служил коллежским секретарем, коллежским ассесором. Избирался уездным предводителем дворянства Тарусского уезда. Возглавлял многие благотворительные общества.

Бэры купили Петровское у разорившихся Гурко незадолго до 1914 г. Каменный двухэтажный дом, с ротондой и ампирными колоннами, они занимали сами, а все надворные постройки и даже садовые беседки сдавали под дачи москвичам, преимущественно поэтам и художникам, влюбленным в Тарусско-Алексинские края. Одним из таких дачников был подзабытый сейчас поэт-символист Юргис Балтрушайтис. В очерке «Люди и положения» Пастернак пишет: «Жарким летом 1914 года, с засухой и полным затмением солнца, я жил на даче у Балтрушайтисов в большом имении на Оке, близ города Алексина. Я занимался предметами с их сыном и переводил для возникшего тогда Камерного театра, которого Балтрушайтис был литературным руководителем, немецкую комедию Клейста «Разбитый кувшин».

До наших дней из всей усадьбы сохранились руины самого барского дома, а так же два двухэтажных флигеля, один из которых жилой, в другом — церковь Казанской иконы Божьей Матери, и один из двух одноэтажных флигелей с колоннами — ныне жилой дом №5 по улице Чехова. Разрушенное здание — сейчас, в народе, именуется «барским домом» или «дом Бера». Памятник архитектуры второй половины XIX в.охраняется государством. По легенде именно здесь со своим младшим братом Михаилом останавливался Антон Павлович Чехов по возвращении из Европы.

Прекрасный вид на Оку, в отличии от усадьбы в Колосово, тут скрывают не деревья, а огороды и сарайчики. Позже я нашёл-таки свободный уголок — пониже. Всюду многочисленные следы отдохнувших.

Яркую страницу Алексин — его защитники и жители города — вписали в историю Великой Отечественной войны. За два месяца непрерывных боев на алексинской земле частями Красной Армии были сорваны планы противника по окружению Тулы, остановлено наступление немецко-фашистских войск на данном участке фронта, уничтожена большая группировка гитлеровцев, рвавшихся к столице нашей Родины городу Москве. В планах фашистского командования группы армии «Центр», наступление под Алексином имело стратегически важное значение. Ударом через Алексин-Ненашево-Каширу части правого крыла 4-й полевой армии фельдмаршала Клюге должны были выйти в район Коломны, соединиться там с войсками 2-й танковой армии генерала Гудериана, наступавшего с юга на Тулу, и затем вместе продолжить операцию по окружению Москвы. Бои на Алексинском участке фронта начались 15 октября 1941 года. К 21 декабря 1941 года 4 стрелковых дивизии: 238-я, 340-я, 173-я, 258-я под командованием Г.П.Короткова, С.С.Мартиросяна, А.В.Богданова, М.А.Сиязова окончательно очистили от врагов многострадальную алексинскую землю.

Я как раз читаю книгу о тех событиях! Так совпало, что здесь на берегу мы наткнулись на гильзу, похоже лежащую здесь с тех-самых пор!

После некоторого перерыва, наслаждения красотой, — небольшой перекус и… решение о том, какой дорогой возвращаться?! Сразу обозначили для себя- что только не той-же ))) Остаётся Симферопольское шоссе или Ферзиково. Выбрали второе. Через деревни, сады, по пути подобрав на остановке попутчика-проводника, движемся на запад ) Попутчик рассказал нам про то, что в Алексине пройдёт международный чемпионат по хоккею на траве среди женщин и к этому мероприятию, вроде-бы, обещают отремонтировать дороги. Перечислил не мало действующих предприятий города. Приятный был собеседник! Покидая нас, он сказал, что свернуть будет просто некуда — езжайте просто вперёд )))

Какая-же будет красотища, когда сады зацветут! По сравнению с пройденным отрезком, тут дорога была даже — ничего, приемлемая. … до какого-то заброшенного пионерлагеря. Потом опять — грунт. И неожиданное появление берега Оки (теперь смотрю по картам — поселок Слободка). Я при подготовке всё-таки видел выезд на Богимово и с гораздо меньшими мучениями! То-ли местные, повстречавшиеся нам, не знали про дорогу через Богимово, то-ли её там уже и нет… Но мы были там, где оказались.

Сделали остановку с прогулкой до берега. Я думал, что это последние касание маршрутом берега — дальше то уже всяко должен быть поворот на север, в Ферзиково!…

Здесь тоже копают:

Последние и самые ужасные 1,5 км пути. Тут даже пару раз пришлось проехаться пузом! Наконец, мы выехали к нормальной асфальтированной дороге и интересной точке — тут регулярно налаживают Дугнинский понтонный мост. Пишут в Интернете: «Старый мост времен СССР заменен в 2002 г. на более-менее современный. В 70-е по Оке было регулярное водное сообщения на катерах «Заря» (66 мест, здоровенный такой плавучий автобус). Тогда мост разводили каждые полтора часа. Сейчас катер «Луч» (48 мест кажется, отличается от «Зари» воздушной подушкой в носовой части) ходит гораздо реже, а грузовой транспорт практически совсем исчез. Катерок, сводящий мост (разводят его просто отпустив центральный сегмент по течению) — всё тот же. Точнее, их там три, но на ходу всегда только один. Судя по тому, что остальные до сих пор целы — они периодически меняются местами. А на зиму мост снимают полностью и уводят баржи, на которых он держится, в затон у правого берега. Остаются только насыпи.»

Умиротворяющее местечко! ))) Далее — едем напрямик в Ферзиково. Сейчас, в Google, вижу по пути можно было заехать в Богдановское к руинам Храма. Но «нельзя объять необъятное». Если будет возможность вернуться сюда — будет вдвойне интересно.

Как я упомянул ранее, на станции Ферзиково с поездами тоже не повезло — на всех семафорах красный.

Я слышал здесь где-то была усадьба. Попробовали распросить местную женщину — она отрицала такое. И вдруг, на выезде из города:

Расположена в 3 км от п.Ферзиково. Усадьба была обстроена в середине 18-го века помещиком А.Н.Чириковым, в конце столетия и в первой половине 19-го века владел его сын надворный советник П.А.Чириков, затем отставной полковник Д.М. Дестрем и его наследники; последние владельцы — дворяне Атрыганьевы. После революции в особняке располагалась школа, детский санаторий. Санаторий закрыли в 1988 г. на ремонт, но он не проводился, и здание быстро разрушалось. Сохранились руинированный двухэтажный главный дом в стиле елизаветинского барокко, липовый регулярный парк с прудами. Преображенская церковь 1760г. разобрана в 1930-х гг.